How I learned English

Back home - Главная страница


В России никогда не преподавали разговорный английский язык, потому что это особый стиль любого языка, которым мы овладеваем естественно сначала от родителей, затем в песочнице с другими детьми, далее в детском садике и т.д. Приходя в школу в первый класс мы уже владеем разговорным русским (или любым другим в зависимости от среды обитания). А вот в школе нас начинают обучать грамматическому родному языку и параллельно литературному и, как правило, классическому, но уже устаревшему стилю на произведениях Пушкина, Лермонтова, Толстого и т.п. И точно так нас всех до сих пор обучают иностранному языку. Никакого разговорного современного стиля! Литературный стиль любого языка стареет ой как медлено (веками), а современный разговорный каждые 30 или 50 лет. И какой же английский мы имеем в российских школах и ВУЗах? Совковый английский язык! Здесь яркий пример махрового совкового английского языка из уст российского министра иностранных дел, главного дипломата страны.


How I learned to speak fluent English
Как я научился бегло говорить на английском

Автор следующего рассказа: Александр Газинский
(и это его надёжная методика, проверенная годами практики)


Hello to all those who would like to speak fluent English!

Приветствую всех, кто хотел бы научиться бегло говорить на английском языке!

 

My name is Alexander Gasinski and this is my story of how I learned to speak English. It was a long, long time ago. I was twenty years old, serving in the Army, and was far away from home. If my memory serves me correctly, my unit was in Legnica, Poland. My military duties were somewhat unusual. I was an athlete, a Greco-Roman wrestler to be exact. So, you might have already guessed what I was doing in the sports division. And aside from that, I was also a sergeant in charge of about two dozen soldiers.

Меня зовут Александр Газинский и это моя история о том, как я научился говорить на английском. Было это давным-давно. Мне было 20 лет, и я служил в Армии вдали от дома. Если память мне не изменяет, часть моя находилась в городе Легница в Польше. Мои воинские обязанности были довольно необычными. Я был спортсменом, а точнее борцом греко-римского стиля (то, что тогда называли классической борьбой). Итак, вы, возможно, уже догадались, чем я занимался в той спортивной роте. Кроме всего прочего я был сержантом. В моём подчинении было примерно двадцать солдат.

 

There were only six months left until my demob. The other day, I had a fight with some cheeky soldier guy who thought he could actually challenge me. He turned out to be a complete weakling, and, having lost the fight, he fled over to the officer and ratted on me. As a result, I was removed from my petty commander’s duty, but I was still a three-striper and no officer was permitted to humiliate me in any way since the military regulation prohibits that. As the proverb goes, “Every cloud has a silver lining.” However funny it may seem, I was made to be responsible for the dining facility. This time, I had just one honorable duty to carry out. Namely, I had to come to the chow hall three times a day a quarter earlier than everyone else and provide an appropriate order while all the other soldiers got to just greedily devour their meals in whatever hurried and noisy way they wanted.

До моего дембеля оставалось всего лишь полгода. На днях я подрался с одним наглым солдатиком, который был о себе большого мнения. Парень оказался просто слабаком. Проиграв драку, он помчался к нашему командиру и настучал на меня. В результате чего, меня сняли с должности младшего командира, но три лычки у меня осталось, т.е. я оставался в звании сержанта и ни один офицер не мог назначить мне унизительный наряд на работу. Просто это было не положено по Уставу. Как говорится: "Нет худа без добра". Как бы странно это не казалось, но меня назначили руководить солдатской столовой. Теперь у меня была только одна почётная обязанность. А именно, мне нужно было три раза в день приходить в столовку за пятнадцать минут до прихода остальных и обеспечивать надлежащий порядок пока личный состав жадно, поспешно и с шумом пожирал еду.

 

All in all, my new job took me no longer than two hours a day. The rest of my ample spare time I could enjoy the way I pleased. I naturally spent a lot of time in the gym training myself hard by the hour. Next door, there was a music room where half a dozen soldiers were loudly and clumsily playing guitars and drums. They were presumably practising their skills, and probably made themselves believe they could soon become the next Beatles. I frequently visited them to talk about life.

В целом моя новая работа занимала не более двух часов в день. Остальным шикарным свободным временем я мог распоряжаться по своему усмотрению. Разумеется, что я много времени проводил в спортзале, где часами упорно тренировался. По соседству находилась музыкалка, где дюжина солдатиков рьяно била по струнам и беспощадно стучала по барабанам. Они типа оттачивали своё мастерство и полагали, что вскоре станут ещё одними Битлами. Я их часто навещал, чтобы поболтать за жизнь.

 

One time I was there, something caught my attention: an instructional English textbook, lying in a dusty corner. I picked it up. It was a rather thin hardcover book written by a Russian author. At that moment, I was in great need of such understanding since, just recently, our captain’s daughter had handed me a love-note in English, which might as well have been Greek to me. It only contained a couple of lines, but I couldn’t make them out because I had been a lousy student of English when I took classes in it in high school. Fortunately, there in our company we had one really smart guy from St. Petersburg. The guy was rumoured to be good at English. I went to him right after I got done flipping through the book, because I couldn’t find the word “am” in the series of verbs that were provided by the book. He laughed out loud and said, “Well, you should have looked it up where the verb ‘to be’ was. It’s part of it. ‘Am’ is the linking-verb for first-person singular.”

Однажды моё внимание привлёк самоучитель английского языка, который валялся в пыльном углу. Я его поднял. Это была тоненькая книжонка, написанная русским автором. В тот момент мне очень нужен был такой материал, поскольку совершенно недавно наша капитанская дочка передала мне любовную записку на английском языке. Текст для меня оказался китайской грамотой. В записке всего-то было две строчки, но перевести их я не мог, поскольку в школе по английскому у меня были двойки. К счастью у нас в роте был один ботан из Питера. Поговаривали, что он силён в английском. Я быстренько обратился к нему за помощью потому, что не мог найти в словаре слово “am”. Он громко расмеялся и сказал: “Тебе нужно было посмотреть это слово в том месте, где находится глагол “to be”. “Am” это его часть. Глагол-связка, который отвечает за первое лицо единственного лица”.

 

And from that moment, I seriously took to learning English. My first simple motivation was to learn a few phrases so I could show off in front of my friends back home, whom I was to join in mere six months. Those six months proved to be very fruitful for me. I practically digested that entire textbook that I had picked up in the music room. I was soon done with my military duty for the time, and as I came back home, I thought I could speak English fairly well. I made up my mind to enter a teacher’s college that same year. I applied and I was accepted. Scarcely had I entered the college than I made friends with Frank, an American guy of 28. I’d long wanted to come across some native speaker so I would be able to perfect my speaking skills. The moment we started speaking English with each other, he raised his eyebrows and seemed to have kept them there for the duration of our entire conversation. It turned out that he was having a very difficult time understanding me—my speech was fluent all right, but it was absolutely wrong. It was not authentic from a native speaker’s point of view. Could I understand Frank? Well no, not really. It was my idea to talk on and on unceasingly, and brag about how good I was at English, but it was then and there that I realized the harmful effects of the textbooks that I had been using: They were all written by Russian authors and they taught the students the wrong diction and a related lack of proper context, and were practically useless.

Это был как раз тот момент, когда я серьёзно взялся за изучение английского языка. Моя первая мотивация была простой – выучить несколько фраз, чтобы выпендриваться перед своими друзьями, с которыми я должен был увидеться уже через шесть месяцев. Эти шесть месяцев оказались для меня очень плодотворными. Я буквально проглотил тот учебник, который нашёл в музыкальной комнате. Армия вскоре закончилась. Вернувшись домой, я считал, что довольно сносно говорю на английском. В тот же самый год я решил, что буду поступать в педагогический институт. Приложив усилия, я поступил. Вскоре после поступления я познакомился с американским парнем 28 лет. Звали его Фрэнк. Я давно хотел встретить какого-нибудь носителя английского языка с тем, чтобы у меня была практика устной речи. Как только мы стали говорить с ним на английском, я заметил, что его брови приподнялись. Мне казалось, что его брови так и не опускались во время всего нашего разговора. Он вообще не мог меня понимать. Речь моя действительно была беглой, но совершенно неправильной. Она не была естественной с точки зрения носителя английского. А мог ли я понимать Фрэнка? … Нет, тоже не мог. Мне просто хотелось говорить без остановки и показывать насколько я был силён в английском. Именно тогда я осознал вредные последствия всех тех учебников, которыми пользовался, и которые были написаны русскими авторами. Они учили студентов неправильному стилю и поэтому были бесполезными.

 

I soon became conscious that my college teachers did not really speak English, and neither did the higher-level professors. All they could do was learn from textbooks and then teach us, the students, with these textbooks they held right in front of themselves. But if you were to take away these books, they would be utterly speechless. The fact was that I had kept learning this wrong version of English all through college. At the time, I found a part-time interpreting job at the former Soviet Peace Committee (the SPC for short). It was there that I finally had a chance to constantly compare the two ways of speaking: the correct one at the SPC and the improper one in the college. It felt embarrassing to be often misunderstood in either place as I alternately practiced the wrong and the right ways of diction. My teachers were confused with the language I picked at the committee. But that's where I was really getting the correct sense of what constitutes formal and informal English—as well as the idioms and grammar that is used by native speakers. And at my job, the native speakers with whom I would speak were baffled at the expressions that I was taught in the college by Russian teachers through their professors’ tutorial materials.

Вскоре я заметил, что мои институтские преподаватели не говорят на английском. И высококлассные профессоры тоже. Едиственное, что они могли, обучая нас – это держать перед глазами учебник, который они просматривали накануне. Но без учебника они молчали как рыбы. Итак, в институте я продолжал учить неправильный английский. В то же самое время меня взяли внештатно на работу устным переводчиком в Комитет Защиты Мира (на бывшей Кропоткинской улице в Москве). Теперь у меня была постоянная возможность сравнивать два стиля речи: правильный, который я слышал, работая в комитете и неправильный, который я получал в институте. Было неловко, когда тебя часто не понимали в обоих местах. Я с переменным успехом использовал правильный и неправильный стили речи. Мои учителя удивлялись тому языку, который я им выдавал, приходя из комитета, а ведь именно там я слышал правильную официальную и разговорную речь, а также как носители употребляют грамматику и идиоматические выражения. И наоборот, носители английского недоумевали, слыша тот стиль, который я использовал, обучаясь в институте с русскими преподавателями по учебникам наших институтских профессоров.

 

So, what could a textbook possibly teach you if it was created by a Russian professor who did not speak actually English? I could not answer that question easily at the time. But, being frustrated as a student, I started to write my own course of English, the one that I would use for teaching my future students how to speak fluent and authentic English. I was aware that it would be possible, providing the two prerequisite conditions: first, I myself had to speak flawlessly, just like the typical speaker does—and to know the grammar even far better—and second, I had to focus on each area of the language that my students would be learning, whether it was the vocabulary, the grammar, the spelling, or the pronunciation. The course had to be fascinating; to have a certain energy and momentum to it, and, first and foremost, there had to be a highly effective textbook that would offer the students all of the main tools for successful learning on their own time, lest they fully depend on the teacher. The teacher’s primary responsibility in the classroom is to provide the students with continual speech practice. It is the student who has to learn the vocabulary and grammar on his own time, by rote, from the lists and examples printed in the book and recorded on CDs, which ultimately saves him both time and money, because he or she does not have to spend so many hours of classroom time just having these words and examples read to him by the teacher.

Итак, чему же мог научить вас учебник, написанный ведущим русским профессором, если он не мог говорить на английском? … Тогда я ещё не мог ответить на этот вопрос. Будучи, однако, разочарованным студентом, я стал писать свой курс английского. Такой курс, который будет обучать моих будущих учеников беглому и естественному английскому. Я понимал, что для этого необходимы два главных условия: Первое, я сам должен был безупречно говорить на английском как средний носитель, а грамматику знать даже намного лучше. И второе, было важно сосредоточиться на всех аспектах языка, которые будут изучать мои ученики, будь то словарный запас, грамматика, написание или чтение слов или произношение. Курс должен быть увлекательным; в нём должна быть некая энергия и импульс и самое главное – это должен быть весьма эффективный самоучитель, который даст ученикам все возможные способы для успешного самостоятельного изучения с тем, чтобы они полностью не зависили от учителя. Основная роль учителя - это давать вам как можно больше практики речи. Лексику и грамматику нужно учить самостоятельно до полного автоматизма, т.е. учить всё то, что напечатано в учебных пособиях в виде текстов и примеров, а также записано на компакт-дисках. В конечном итоге, вы экономите своё время и деньги. Ну, зачем ученику нужно тратить так много часов для того, чтобы эти слова и примеры ему начитывал учитель в классе?

 

I myself was a student then and I badly needed such a course in the first place. From my own experience, I know that it is possible to learn English without a tutor, on condition that you have the best self-teaching course and there are some native speakers of English either in your office or where you live. They will never teach you English, because, having no command of Russian, they are unable to explain to you thousands of the intricate differences between their language and yours, differences that are very drastic in every main aspect of the two languages. All they can do is speak English. And that's what you need for your speech practice like the air you breathe. And once you reach intermediate-level English, have a vocabulary of several thousand words, and an understanding of the grammatical rules, then interaction with native speakers of English can be extremely useful. And that's precisely what was happening for me at the job I had: I was learning the vocabulary and grammar by myself and writing my own course alongside, and as for speech habits, I was getting plenty of practice while working as an interpreter. This explains why the main emphasis in the course I now teach is on your own learning and speech practice.

Я сам был тогда студентом и мне нужен был такой курс в первую очередь. По своему личному опыту я знаю, что можно учить английский без учителя в том случае, если у вас есть самый лучший самоучитель и, если на работе или в быту вас окружают носители английского. Они никогда не научат вас английскому, поскольку, не зная русского, они не смогут объяснять вам русским тысячи запутанных различий своего родного языка. Различия, которые коренным образом разнятся в двух языках в разных аспектах: в грамматике, лексике и в стиле речи. Всё что они могут - это говорить на своём языке и это именно то, что вам нужно как воздух для практики речи. А если однажды вы дойдёте до среднего уровня в английском и ваш словарный запас составит несколько тысяч слов и вы будете понимать основные грамматические аспекты, тогда общение с носителями английского окажется очень полезным. Именно так и происходило со мной на той работе: Я учил лексику и грамматику самостоятельно и параллельно писал свой курс, а что касалось практики речи, то я получал её в достатке, работая устным переводчиком. Вот почему в моём курсе ставка делается прежде всего на самостоятельное изучение и практику речи.

 

So, everything is real simple: you have the best course and you learn it by yourselves by parts the best you can. Alongside, you go out and meet either your foreign friends or colleagues and practice your English while speaking with them in real life (and absolutely for free).

Итак, всё предельно просто: у вас лучший курс, который вы учите самостоятельно по частям как можно лучше. И параллельно вы встречаетесь со своими иностранными друзьями или коллегами и говорите с ними, получая таким образом практику речи в реальной жизни (и совершенно бесплатно).

 

Thank you very much for reading my story – I hope you enjoy learning English as much as I enjoy teaching it. This world is small, huh? So we might meet for sure. Bye-bye and take care!

Большое спасибо за чтение моего рассказа! Надеюсь, что вам нравится учить английский так же, как мне нравится его преподавать. Мир тесен, верно? Так что мы, возможно, встретимся. До свидания и удачи вам!

Примечание: С содержанием курса-самоучителя "Breakthrough" the Coo! поурочно вы можете ознакомиться в разделе меню: Очное или заочное обучение Цены



Как правильно научиться говорить на разговорном английском языке



Main Page
Go to the top of the page


breakthrough.ru участник Трастового Каталога Настоящий ПР breakthrough.ru breakthrough.ru Tic/PR Траст breakthrough.ru Цена breakthrough.ru Рейтинг@Mail.ru

где можно хочу послушать как я выучил разговорный английский язык самостоятельн отзывы быстро выучить говорит Александр Газинский на английском языке бегло говорить как Ольга Синенко